• Главная
  • Новости
  • Стив Вай о своих временах в Whitesnake: “Я играл действительно агрессивно. Мне постоянно казалось, что я играю недостаточно хорошо!”

Стив Вай о своих временах в Whitesnake: “Я играл действительно агрессивно. Мне постоянно казалось, что я играю недостаточно хорошо!”

Стив Вай о своих временах в Whitesnake: “Я играл действительно агрессивно. Мне постоянно казалось, что я играю недостаточно хорошо!”

Стив Вай - музыкант, который долго может рассказывать вам о том, насколько уникальной является его жизнь в мире рок-н-ролла. Хотя для большинства гитарных фэнов Вай - икона гитарной экспрессии и инструментальной музыки, путешествие Стива по волнам рок- музыки началось совсем с другого.  

Будучи одаренным подростком, Вай проделал путь от музицирования в своей спальне до участия в проекте, организованном группой Фрэнка Заппы, после которого заменил легендарного неоклассического шреддера Ингви Мальмстина в Alacatrazz. Позже Вай покинул Alacatrazz и присоединился к Whitesnake. Вместе с Whitesnake Вай не просто прошёл весь путь к славе, но и значительно повлиял на звучание коллектива, что хорошо слышно на альбоме 1989-го года Slip of the Tongue.    

Выход этого альбома ознаменовал уход Whitesnake от привычного блюз-рока, в основном благодаря страсти Вая к грандиозным эффектам и записям гитар в несколько дорожек. Slip of the Tongue вывел Whitesnake на совершенно новый уровень, и хотя группа рисковала столкнуться с негодованием некоторых старых поклонников, альбом успел стать платиновым до того, как гранжевая революция полностью изменило гитарную музыку.       

Пару лет назад Slip of the Tongue отметил тридцатилетний юбилей, и Стив Вай с удовольствием поделился историей его создания.  


У Дэвида Ковердейла было много опыта работы с одарёнными музыкантами, когда ты присоединился к группе. Каково было работать с ним? Он постоянно всё контролировал или не мешал тебе, давая делать своё дело?

Дэвид был красавчиком! Он очень верил в меня и знал, что мне нужно было просто дать делать то, что я делал. Дэвид знал, на что я был способен, и не вмешивался в процесс. Я делал то, что делал, и если ему что-то не нравилось - я без проблем подстраивался, ведь это была его группа. Работать с Дэвидом было очень круто, и я восхищался его талантом.  

Я помню один момент, когда Дэвид попросил меня переделать кое-что, и я полностью согласился. Это было в песне The Deeper the Love: я написал кусок соло, используя новое оборудование, в то время оно считалось очень крутым, но мне совершенно не нравилось. У него было хреновое звучание: оно звучало как сумасшедший комар, но все вокруг были в восторге, поэтому я применил этот эффект. Мне совершенно не нравилось звучание соло, и Дэвид это заметил. Тогда он сказал: “Стивен, дорогой, ты не мог бы переделать соло - оно звучит слишком плоско”. Больше я не помню случаев, чтобы он вмешивался в процесс.  


Легенда гласит, что многие партии для Slip of the Tongue уже были написаны другим гитаристом - Адрианом Ванденбергом, когда ты присодеинился к группе, но из-за проблем с рукой он не смог участвовать в записи. Правда ли это?

Не совсем. Когда я присоединился к Whitesnake, треки уже были прописаны, а сам Адриан прописывал ритм-гитару. Затем что-то случилось с его запястьем во время тура. Не уверен, что это было, но Адриану приходилось лечить запястье после каждого выступления.    

Адриан - очень талантливый гитарист, но из-за травмы он не может играть долго. Мы достаточно хорошо общаемся, я всегда заезжаю в гости, когда оказываюсь в Голландии. Когда я разговаривал с ним пару лет назад, он всё ещё испытывал проблемы с рукой, врачи говорят, что корень проблем кроется где-то в его шее.  

Так что Адриан сделал гайдлайн для треков: в основном это были аккорды и какие-то структуры партий, и я, конечно, многие из них взял, но многое и добавил от себя. Для некоторых песен гитары писали в аж 20 дорожек: я старался изо всех сил сделать круто!   


Оговаривали ли вы изначально то, что на новом альбоме Whitesnake отходят от своего традиционного звучания? 

Всегда приходится искать баланс между тем, что от тебя ожидает группа и тем, что от тебя ожидают фанаты, а также - между тем, что лучше будет для той или иной песни, и что тебе подсказывает твоя интуиция музыканта.   

Если бы я пытался звучать как Ингви, когда присоединился к Alcatrazz, из этого не получилось бы ничего хорошего: мне нравится, как я играю, но я не могу играть как Ингви. То же самое - когда я начал играть с Дэйвом. Мне нужно было создать более роковое звучание - что у меня прекрасно получилось - но я не собирался соперничать с Эдди Ван Халеном! 

Звучание Whitesnake корнями уходило в блюз-рок, и это было целой культурой, зародившейся в Европе, и распространившейся по всему миру. Майкл Шенкер, Ульрих Рот, Адриан Ванденберг, Ричи Блэкмор, Джимми Пейдж - вот, на чьём звучании основывались все записи Whitesnake. С другой стороны, гитарное звучание Whitesnake с течением времени прошло через множество изменений: мне очень нравится то, что делал Джон Сайкс, у него было совершенно удивительное звучание!   

Сайкс отличался от всех предыдущих гитаристов Whitesnake, но то, что он делал, оставило огромный отпечаток в творчестве группы: благодаря нему Whitesnake начали звучать более “жирно” и более тяжело. Но я знал, что я - не Сайкс, и я не собирался ему подражать.   

Ты изменяешь сам себе, когда пытаешься играть как кто-то другой. А слушатель - намного умнее, чем вы думаете: у них отлично развиты интуиция и восприятие, и если ты попытаешься подсунуть им что-то ненастоящее - они это не примут. 


Чему ты научился в период сотрудничества с Дэвидом Ли Ротом, что позже использовал в Whitesnake?

К Дэйву я присоединился после Фрэнка Заппы и Alcatrazz, поэтому у меня не было опыта игры больших рок-концертов. Поэтому играть с Ли Ротом было весело и иногда немного странновато. Думаю, тот опыт научил меня раскрывать свои мысли и эмоции большому количеству людей в одном зале. Когда я играл с Фрэнком Заппой, я думал лишь о том, как сыграть правильные ноты. С Дэвидом или Whitesnake тебе нужно было увлекать зрителя.      

Мне нравится театр и свойственное ему переигрывание: я всегда хотел именно выступать. Когда я был маленьким, я лежал в кровати и слушал музыку, представляя себе, как я выступаю - не просто играю на сцене, а делаю шоу. Я визуализировал этот процесс, потому что это - нормально, когда ты - ребенок. Нет ничего удивительно в том, что ты - одиннадцатилетний мальчик, который лежит в наушниках и представляет, как он играет перед тысячами человек.    

Я создал у себя в голове образ, который играл сложные партии без особых усилий, грациозно двигаясь. Тогда я ещё не понимаю, что я создаю того, кем позже стану. Мы все делали это и скорее всего не осознавали, но то, что ты представляешь себе, будучи ребенком, может стать твоим будущим, если ты будешь много работать над собой. 


Твоё легендарное сольное произведение - Passion and Warfare - родилось примерно в то же время, когда тебя пригласили в Whitesnake, верно?   

Я начал запись Passion and Warfare ещё до того, как начал работать с Дэвидом Ли Ротом, а его выход был запланирован задолго до того, как я присоединился к Whitesnake. Так что это скорее совпадение.   


Выбор в пользу тура с другой группой в то время как выходит важное для тебя сольное произведение характеризует тебя как достаточно не эгоистичного человека. 

Это решение пришло ко мне, потому что я всегда нормально чувствовал себя в качестве не главной звезды, и мне очень нравилось работать с таким шикарным вокалистом. Ли Рот был одним из самых ярких фронтмэнов всех времен, и особенно - в 80-х. Дэвид и его группа популяризировали на сцене шоу - важную часть рок-н-ролла в целом. Однако когда я работал над Passion and Warfare, у меня было ощущение, что все эти рок-группы развиваются слишком быстро, и что вся эта идея крупной рок-звезды имеет свой срок годности. 

Я очень благодарен за то, что у меня была возможность играть на больших площадках: это игра в рок-звезду достаточно потешило моё самолюбие. Но для меня всегда была важнее та музыка, которую я слышал в своей голове. Эта музыка, некоммерческая, или называйте как хотите, постоянно взывала ко мне. Она говорила: “Ты можешь играть в рок-звезду, и это нормально, ты делаешь это отлично, но я всё равно тебя жду”. Я отнёс наброски Passion and Warfare на лейбл Capitol Records и сказал, что я присоединился к Дэвиду Ли Роту, поэтому я не смогу закончить свою собственную запись, потому что мне нужно ехать в тур. Никогда не забуду, как Джо Смит из Capitol Records сказал мне: “Стив Вай, ты - падающая звезда, которой нет места упасть”, имея в виду, что я могу продолжать делать то, что я делаю, но однажды мне придётся прислушаться к тому, что творится в моей голове, потому что иначе никакие слава и деньги не принесут мне достаточно удовольствия в жизни.            


Это удивительно неожиданное откровение от высокопоставленного работника крупного лейбла 80-х!

Да, это так. Самое интересное, что когда я, наконец, закончил альбом, и вновь пришёл на лейбл, Джо там уже не работал, а парень, который заменил его - Саймон Поттс - вообще сказал мне: “Я не понимаю эту музыку, и не понимаю, что с ней делать. Мы выпустим её, но не будем делать никакого промо. Ты хочешь за неё $250,000? Мы дадим половину”. 

Большинство музыкантов того времени сказали бы что-то в духе “Это отстой! Но я согласен”. А я сказал: “Хорошо, до свидания”, и ушёл, забрав с собой запись. Они думали, что я соглашусь со всем, что они предложат, но я сказал “нет” и продал запись другому лейблу.   


Как ты оцениваешь себя с точки зрения техники игры, когда тебя пригласили в Whitesnake? 

Забавно, но пару лет назад я увидел запись одного из выступлений в Донингтоне и я не мог поверить, что это - я! Я сказал: “Неужели я тогда так играл?”. Это выглядело достаточно агрессивно. Я помню, что тогда мне казалось, что я играю недостаточно хорошо. Думаю, это обычное чувство для некоторых: когда ты знаешь, что играешь всё правильно, но не можешь оставить мысль, что можно было сделать и лучше. А потом ты взрослеешь и понимаешь, что был слеп и не видел, как хорош ты был!   

Часть меня в то время рассуждала: “Почему все эти люди так бурно реагируют на мою игру? Она ведь совсем не особенная”, потому что я чувствовал, что я могу больше. Но это всё равно что не замечать деревья в лесу.  


Ты записывал гитарные партии для Slip of the Tongue в своей собственной студии. Ты помнишь, какие инструменты для этого использовал? 

Я перепробовал множество гитар, но большая часть треков была записана на первом прототипе семиструнного Ibanez Universe. Я получил эту гитару как раз перед записью, и её я использовал для всех основных партий. Также были и другие инструменты для каких-то отдельных кусков. Что касается эффектов, мультиэффекты тогда только начинали выходить, поэтому мы много экспериментировали с хорусом, дилеем, дисторшном и вау-вау.    


Как ты использовал увеличенный диапазон, который давала тебе седьмая струна?

Это тяжело услышать, потому что способ значительно отличается от тех, что используют современные музыканты. Всю прелесть семиструнного инструмента можно прочувствовать на песнях Slow Poke Music, Judgement Day и Kittens Got Claws. Конечно, это было задолго до появления джента, но когда я начал использовать семиструнную электрогитару, я понимаю, что однажды молодое поколение найдёт ей совершенно другое применение”.   


Есть ли какие-то места на записи, которыми ты, сейчас, спустя тридцать лет, особенно гордишься?

Что касается музыки, я думаю, много чем. Альбом не звучит банально или вымученно. Некоторые треки до сих пор приводят меня в дикий восторг. Я люблю переслушивать Kittens Got Claws - те кошачьи вопли в начале песни - это всё сделано при помощи гитары! Я недавно задумывался, как мне вообще удалось это всё придумать. Оглядываясь назад, я понимаю, что был совершенно другим человеком. Мой маршрут от спальни до Фрэнка Заппы, Alcatrazz и Ли Рота был достаточно странным, и когда я начал становиться популярным, я никак не мог понять, почему. Что такого люди находили в моей игре? А потом ты выигрываешь Грэмми, выигрываешь все голосования на лучшего гитариста, ты - на обложке кучи журналов, на твоём счету - много денег, люди говорят тебе, что ты - крутой, а твоё эго заходит через чёрный ход и переворачивает твою жизнь, о чём ты не сразу догадываешься”.   

Оно может убить твою креативность, а ещё оно требует очень много внимания. Когда я был в Whitesnake, был период, в который я особенно близко столкнулся со своей напыщенной натурой, и это было сложно. Конечно, многие могут сказать, что это - часть той жизни, которую ты получаешь, став звездой. Смог бы я сделать такое крутое выступление, как в Донингтоне, без этого эго? Не знаю. Я работал с множеством людей, и каждый из них так или иначе является заложником своего эго, но оно проявляется в различном виде, например - в уверенности, что важно. Этого у меня было хоть отбавляй. Я не сомневался, что выйду на сцену и порву этот зал - для людей!   Людям нравилось роковое звучание гитары, и они ждали, что ты зажжёшь. Они ждали парня, который устроит шоу, и я с радостью играл роль этого парня.  


Что ты чувствуешь, оглядываясь сейчас на Slip of the Tongue? 

Я доволен по всем пунктам: мне не нужно было быть лидером группы, у меня был шикарный вокалист, и меня считали королём. Мои коллеги по коллективу были прекрасными людьми и профессионалами. Руди Сарзо - самый милый человек в мире. Томми Элдридж - смешной и талантливый. Адриан Ванленберг - крутейший гитарист и очень приятный человек.    

Я до сих пор очень горжусь этой записью, и я думаю, что она - крутая, несмотря на то, что она сильно отличается от остальных альбомов Whitesnake. 

ztjqEL5fCw7KfUYeYS89PN-970-80.jpg.jpg


К списку новостей Следующая новость
"Музыкальный Сервис-Центр" (Обслуживание и ремонт музыкальных инструментов, гитар, звукового, студийного, светового, Hi-FI и Hi-End оборудования)
Москва, ул. Гурьянова, 30
+7(499) 705-0606 info@7050606.com
ООО "Сервико" (Медиасервис) (ремонт звукового, светового и студийного оборудования)
г. Москва, Малый Казенный переулок, 8
+7 (495) 917-73-03
АСЦ "Ремикс"
Барнаул, пр-т. Комсомольский, д. 111
(3852) 24-06-03 (3852) 24-03-35 remiks@alt.ru
ОАО "ВТТЦ Орбита-сервис"
Воронеж, ул. Донбасская, 1
(473)2355830 orbita@intercon.ru
ООО "Сервис"
Екатеринбург, ул.Артинская, 16
(343) 216-96-32 msc.ekb@mail.ru
ИП Семакин
г. Казань, ул. Аделя Кутуя, д.88, оф.8
8 987 404-66-69 muzservicekzn@yandex.ru
ООО "Сервисный центр Мастеръ"
г. Кемерово, пр. Ленина, 82
657-903 scmaster42@mail.ru
"А-сервис"
г. Краснодар, ул. Калинина, 83
8(861) 220-3544, 8(988) 389-6858 a23-service@yandex.ru
Сервисный центр "Panasonic"
Красноярск, ул.А.Гладкова, д.4
+7 391 233 14 50 service@ekta.ru
"Центр сотовой связи"
Нижний Новгород, пл.Горького, 6
+7 (831) 220-1111 service@ccc.nnov.ru
"Мастер-Сервис"
Новосибирск, ул. Кошурникова, 8
(383) 381-70-17, +7-913-909-6111 artmaster-nsk@mail.ru
АСЦ "Евросервис"
Пермь, ул. Крисанова, 29 ул.А.Барбюса, 60
8 (342) 2-363-033, 8 (342) 2-383-380, 8 (342) 2-361-394 servisperm@mail.ru
"НетЗвука"
Санкт-Петербург, Цимлянская ул., 6
(812) 938-44-45, 938-44-46 info@netzvuka.ru
АСЦ "Омега-Сервис"
Самара, ул. Тухачевского, д. 90, оф.1
(846) 247-70-80, 247-71-33
ИП Веретельников В.Ю.
Российская Федерация, Республика Крым, г. Симферополь, ул. Горького 11
+7 978 899 89 55 veretelnikov@mail.ru
СЦ Диапазон
Тольятти, ул. 70 лет Октября, д.54А
+7(8482)62-04-02
ООО «ПРОремонт Уфа»
г. Уфа, проспект Салавата Юлаева, 59
(347) 228-17-10, 228-67-10, 228-17-01